Успокоил Путин
Главная » Новости и статьи » Успокоил Путин

«Даже если бы мы потопили этот корабль, всё равно трудно было бы представить, что мир встал бы на грань третьей мировой войны, потому что те, кто это делает, знают, что они не могут выйти победителями из этой войны«. Это сказал Путин на прямой линии 30 июня.

Это как понимать? Россия потопит следующий вражеский корабль, который войдет в наши терводы? Это объявление войны? Весь наш Черноморский флот вышел в море одновременно с кораблями НАТО, принимающими участие в учениях «Breese-2021». Это более чем серьёзно. Кто-то обязательно должен отступить. Не менее серьезные действия предпринимал Тихоокеанский флот во время встречи Путина с Байденом развернув группировку рядом с Гавайями. Что это как не явные противодействия на западную активность? Демонстрация готовности ответить всерьёз на провокации. 

Тогда уже пора России признать Донбасс и занять Новороссию и они даже не пикнут? А что они ещё могут сделать? Опять санкции объявят? Выгонят из каких -то ещё общемировых структур? Ведь только ООН осталась из серьезных. 

Похоже на это.

Потому что в отличие от вялой нашей поддержки Донбасса Запад очень активно укрепляется на Украине. Строит базы, готовит военных, снабжает оружием. А самое страшное — собирается покупать украинскую землю после чего нам уже не с Украиной, а с США, Германией, Турцией и Польшей прийдется бодаться, а это уже совсем другое дело.  И Израиль там хочет оттяпать Причерноморье, Крым и Умань по следам иудейского Хазарского каганата основавшего Киев; проекта «Крымская Калифорния«, под который «Джойнт»  ссудил 9 миллионов долларов Ленину, а Сталин и Хрущев их не вернули; а Умань в качестве места погребения пророка хасидов — цадика Нахмана. Желающих много. В том числе и бандеровцы, руками и бестолковыми головами которых все эти заинтересованные «товарищи» хотят «сожрать» Украину. Еще можно сказать об украинской судебной власти, которая скоро будет полностью подконтрольна Западу. Другими словами противостоять России будет уже не суверенное государство Украина, а Запад.  Пора уже заставить их не распускать слюни на то, что им не принадлежит. Пора защитить от бандеровцев и властей репрессируемое русскоязычное большинство населения Украины, многие из которых уже являются или готовы получить гражданство России. Нужно срочно остановить дальнейший распад Российской империи и СССР. Возможности у нас есть. Об этом Путин чётко сказал.

Медлить только нельзя.

А вот реакция Запада: «То есть как это войны бы не было? Совсем Путин обнаглел! Он еще скажет, что войны не будет если он утопит американский эсминец УРО Росс после невинного захода последнего в Украинские воды, которые Россия считает своими!»

Для разрядки еще одна заметка-быль от моих хороших знакомых с канала Bond voyage   о  «самых важных» корабельных специалистах

Пестун и товарищ Сухов (Из записок подводника)

 Это было непростое время. После войны советский подводный флот из ныряющего дизельного превратился в атомный, по-настоящему подводный. Советский подводный флот вышел на просторы Мирового океана. Самым мощным стал Северный флот. Основные маршруты развёртывания субмарин в районы боевой службы проходили между Фарерскими и Шетландскими островами. Американцы к этому быстро привыкли. Любящие всё глобальное, они установили на дне гидрофоны, связали их в единую цепь, назвали «глобальной системой наблюдения за подводной обстановкой» и устанавливали контакт за советскими пл еще на подходах к районам боевого патрулирования в Атлантике и на Средиземном море. В общем, янки надо было показать, что русские подводники «не лыком шиты» и способны развернуться без потери скрытности. Командование ВМФ СССР пошло на нестандартный шаг: операцию по скрытному преодолению противолодочных рубежей было решено подготовить не на стратегическом уровне Главного штаба ВМФ, а на тактическом уровне одной из лучших дивизий Северного флота, оснащённую наиболее современными кораблями. Выбор пал на 5 лучших субмарин: «Синий кит», «Весёлый дельфин», «Бешеная акула», «Свирепая щука» и «Серебряная рыбка». Подготовка операции была проведена настолько скрытно, что об этом ничего не подозревал даже начальник особого отдела дивизии.

За сутки до выхода атомоходов в море командир дивизии контр-адмирал Львов (среди подводников «Шерхан» за схожесть голоса с персонажем из мультфильма «Маугли») вызвал начальника контрразведки подполковника Сухарева («товарищ Сухов» носил фуражку с трещиной посередине козырька и недавно прибыл из сухопутных войск) и предложил ему расписаться под датой начала операции.

У меня на сегодня только четверо оперуполномоченных. Из отпуска я отозвать не успею? – отозвался тот.

А вы разве не особист? Вот и идите на «Серебряной рыбке» — отрезал «Шерхан».

Есть! – только и оставалось ответить ему.

Командир «Серебряной рыбки» слегка занервничал, когда до времени отхода от пирса оставалось 3 минуты, ведь на борту не было особиста. На большой скорости к причалу подъехал УАЗик, из которого не спеша вышел «товарищ Сухов» и вразвалку пошёл к трапу, который уже на руках держала швартовая команда. Как только его нога ступила на палубу атомохода, буксиры начали медленно отводить субмарину на середину акватории. Было видно, что начальник особого отдела с большой неохотой отправляется на боевую службу. Он спустился в центральный и спросил у помощника командира.

А где моя отдельная спальня?

Вас поселили в каюту с замполитом.

Я сказал – отдельная! – отрезал он, и его поселили в каюту штурмана и минера, расположенную рядом с замполитской.

Несколько слов о замполите. Существо было безобидное, пришедшее с политотдела бригады надводных кораблей ОВРа (Охрана водного района — авт.) Замполит, надо отдать ему должное, старался изо всех сил не мешать служить боевым офицерам. Не всегда у него это получалось, но стремился. Оберегал матросов, как мог. Говорил, что это наши дети, и мы должны их любить и пестовать. За это офицеры нарекли его древнерусским словом «Пестун». Вот так «товарищ Сухов» стал соседом «Пестуна». Штурман устроился в узком пространстве между гирокомпасами в гиропосту (в обиходе «гиропостель» — боевой пост, где располагаются основные навигационные приборы – авт.), а минёру подвесили койку между стеллажными торпедами в 1 отсеке. С этого момента они стали относиться к особисту с особой теплотой.

Операция началась в середине лета западнее Ньюфаундлендской банки. Два атомохода двинулись друг за другом по часовой стрелке, два других – в противоположном направлении. В эту двойную карусель включились самолёты морской авиации. Взбешенные американцы денно и нощно вели поиск советских подводных лодок. Этот отвлекающий манёвр позволил «Серебряной рыбке» проскочить противолодочный рубеж незамеченной. Экипаж «Серебряной рыбки» патрулировал район, выслеживая добычу. Контактов с иностранными пл и надводными кораблями было так много, что времени у подводников хватало только на туалет и приём пищи. Через несколько суток все валились с ног от усталости.

А опухшие ото сна особист и замполит помогали по-своему. Один заставлял писать статьи в боевые листки и стенгазеты, проводил партийные и комсомольские собрания с высосанными из пальца повестками, а другой взял у доктора фонендоскоп, ходил, подслушивал и докладывал командиру о замеченных недостатках. Надо понимать с какой «любовью» к ним относились. Особист настолько надоел командиру, что он негласно приказал: «Отвлечь!», и экипаж выдохнул «Есть!».

Как-то днём, когда «товарищ Сухов» спал сном праведника, в каюту постучал минёр. — Вас вызывает командование дивизии к аппарату звукоподводной связи.

Особист засуетился и быстро прибыл в центральный пост. Командир дремал в кресле, личный состав вахты с особым прилежанием выполнял свои обязанности.

— Где аппарат связи?

В штурманской рубке.

Штурман показал ему на раструб аварийной связи с гиропостом. Это была обыкновенная железная труба, какой пользовались уже многие сотни лет капитаны судов, отдавая приказания в машинное отделение. Контрразведчик выгнал штурмана из рубки и прикрыл дверь. По общекорабельной трансляции, включённой на весь корабль, послышался шум помех, скрипы. Это акустик включил учебную магнитофонную плёнку для создания правдоподобной обстановки.

— Начальник контрразведки у аппарата.

— Комдив на связи. – ответил из гиропоста старшина команды штурманских электриков мичман Соболев тигриным рыком «Шерхана».

Слушаю, товарищ адмирал, — его мгновенно бросило в пот.

— Это я тебя слушаю, сукин сын. Сколько можно давить харю? Где результаты?

— Прослушано 10 разговоров офицеров и мичманов. Ничего подозрительного не обнаружено.

— А по матросам что?

— А по матросам никаких мероприятий не проводил.

— Ты что в корме ни разу не был? Боишься за мужские причиндалы и не ходишь в кормовые отсеки через реакторный?

-Да, я…, я…

— Головка Чебурашки в пасти Крокодилы Гены. По матросам доложишь лично по возвращении. Выполнять.

— Есть. Так точно.

Личный состав центрального поста не спал, превратившись в одно большое гидроакустическое ухо. Чтобы не выдать себя все зажали рты руками, некоторые валялись на палубе в истерике с надетыми противогазами. Багровый особист вышел из штурманской рубки и огляделся. Личный состав вахты сосредоточенно писал вахтенные журналы, снимая параметры приборов, стараясь не встречаться взглядами. Командир расслаблено дремал в кресле.

   Экипаж замер, чтобы не мешать особисту говорить по звукоподводной связи. Фото из Интернета.

— Вызови ко мне начальника химической службы, — потребовал он у вахтенного инженер-механика.

«Химоза» слушал представление, находясь в центральном, поэтому тут же возник из ниоткуда: — Я здесь.

— Проводи-ка меня в кормовые помещения, а то я ваш проект не сильно хорошо знаю.

— Следуйте за мной.

Они дошли до реакторного отсека. Начхим затоптался на месте, что-то начал искать, смотря по сторонам.

— Что-то не так? – встревожился «товарищ Сухов»

— Да нет, радиационный фон в норме. Вахтенный пошел осматривать состояние энергетической установки и надел защитный костюм. А без него заходить нежелательно, потому что может забарахлить эректильная функция.

— А долго ждать?

— Да минут 40. Есть один выход. Обмотайте вокруг пояса и засуньте в штаны вот этот резиновый диэлектрический коврик и ползите по-пластунски к кормовой переборке. Там Вас встретят. Да не переживайте. Испытанный способ. Всё будет работать как часы. Только голову пониже пригибайте, а то радиационный фон выше смотровых иллюминаторов в аппаратной выгородке сильно повышен!

Он снарядил особиста, открыл переборочную дверь и тот пополз,стараясь держать голову как можно ниже. Когда было преодолено две трети пути, из кормы в отсек зашёл «Пестун». Он шёл с камбуза, так как там снимал пробу сухого вина и красной икры. Замуля шёл, весело насвистывая мелодию из к/ф «Джентльмены удачи». Только не так, как резиновый ежик с дырочкой в правом боку. Высокие звуки он извлекал губами. А низкие басы он отбивал равномерным шагом с отмашкой правой рукой, т.к. левой рукой придерживал воображаемый кортик, отрыжкой-приветом из глубины души и порциями воздуха из самого нижнего отверстия организма. И тут «Пестун» чуть было не споткнулся о ползущего и пыхтящего особиста, и только успел спросить: «Товарищ Су…?». Контрразведчик посмотрел на него снизу-вверх. Их взгляды встретились, и профессионал-физиономист понял, что в этой жизни он ещё мноГОГО не знает, но такоГО подвоха он не ожидал.

Особист медленно и кряхтя поднялся. Замполит помог ему вытащить из штанов диэлектрический коврик, повесил на шею упавший фонендоскоп и проводил обратно к носовой переборке. Они зашли в смежный отсек, начхима след простыл, но еще не остыл. Особист принюхался, чтобы взять след и идти по нему, но замуля отговорил его от этой безнадежной инициативы. Он выслушал рассказ о сеансе звукоподводной связи из штурманской рубки. Ему было не до улыбок. Он пригласил на чай особиста в свою каюту и вспоминал, вспоминал, вспоминал… Как прибыл замполитом на пл с должности пропагандиста политотдела бригады надводных кораблей ОВРа и думал, что хорошо освоился с флотской спецификой. Но одно дело флотская специфика — и совсем другое специфика службы на подводной лодке. Он не подозревал, как глубоко ошибался. Не проходило и дня, чтобы не попасть в историю, вызывающую гомерический хохот у всего личного состава экипажа. Однажды «Пестун» написал доклад на партийное собрание, который должен был озвучивать командир. Доклад, написанный от руки, был отдан на перепечатывание матросу «первопечатнику Ивану Федорову» ( фамилия настоящая — авт.) Командир обычно доклады предварительно не читал и поэтому, монотонно озвучивая его, коротенько минут на 30 погрузил коммунистов в летаргический сон. И вот, наконец, последний абзац.

— Наши матросы вместо того, чтобы смотреть кинофильмы, воспитывающие патриотизм и мужество, такие как «Ленин в Октябре», «Горячий снег» смотрят комедии и приключения «Бриллиантовая рука», «Пираты хахавека» (пояснение для девушек с белокурыми волосами «Пираты ХХ века») — Бурные, продолжительные аплодисменты.

Командир аккуратно сложил доклад в папку и торжественно вручил его замполиту.

Закончив грустный рассказ, умудренный подводной жизнью «Пестун» предложил «товарищу Сухову» переселиться в свою каюту во избежание дальнейших действий экипажа по противодействию деятельности элементов, мешающих боевой службе. Особист принял единственно возможное правильное решение в этой ситуации. Остаток боевой службы он провел под крылом «Пестуна». Минер и штурман вернулись на свои законные места. Экипаж принял благородное решение: посвятить «товарища Сухова» в подводное братство питием не одного, а двух плафонов морской воды, в связи с удаленностью последнего от уреза воды в прошлой службе. Через несколько недель операция была завершена с блестящими результатами. Американцы поняли, что русские подводные лодки отнюдь не «слепые», «не глухие» и не такие «шумные» какими их считали до этого. За ними нужен глаз да глаз, и никакая глобальная система наблюдения – не панацея.

Вот такая история…Понимаешь.

А вам замполиты и особисты помогали или мешали служить? Какие функции и полномочия у них в настоящее время?