Сибирь горит
Главная » Новости и статьи » Сибирь горит

 «У каждой аварии есть фамилия, имя и отчество!» — говорил нарком железнодорожного транспорта Каганович.

Перефразируя этот правильный афоризм применительно к нынешней катастрофе в Сибири можно четко определить виновников.

Площадь лесных пожаров в Красноярском крае, Бурятии и Иркутской области уже превышает 3,4 миллиона гектаров. Одновременно от наводнений страдают Амурская область, Алтайский край и та же Иркутская область. О том, что пожары и наводнения могут быть взаимосвязаны, говорит Вячеслав Харук, заведующий отделом экологии и мониторинга леса Института леса им В.Н.Сукачева Сибирского отделения РАН: «Если есть лес, то часть влаги после ливней перехватывается древесным пологом, подлеском. Если лес сгорел или был вырублен, то вода, как в ванне, скатывается по водотокам, что способствует наводнениям». Широколиственные кедровые породы представляют собой систему губок. Каждое дерево может впитать в себя около 1,5 тонны воды, препятствуя подтоплению.

За последние годы в соседний Китай только легально проданы миллионы кубов леса. В пустыню превращены огромные территории. Уничтожен животный мир. На Дальнем Востоке жителей вытесняют китайцы.

Вот Вам и виновники: нынешняя и предшествующая власть в Сибири и на Дальнем Востоке и ответственные лица в Москве. За их счет нужно восстановить природу и убрать алчных китайцев. Железной рукой.

СПРАВКА Спикер Совета Федерации В.И. Матвиенко на встрече с главой Кабинета министров Д.И. Медведевым  предложила установить полное эмбарго на экспорт древесины из восточных регионов России, так как действующие на государственном уровне механизмы контроля и учёта недейственны, а сформировавшаяся система надзора на местах не справляется с задачами из-за хронического недофинансирования. “В свое время поменяли Лесной кодекс… мы считаем, что изменения были пролоббированы определенными группами людей. Мы потеряли хозяина в лесу, в разы уменьшилось количество лесников, мы потеряли финансирование, потом все это передали регионам, не обеспечивая их деньгами”, — рассказала Матвиенко премьеру. Коррумпированность отрасли достигла таких масштабов, что в преступные схемы оказываются вовлечены не только непосредственные участники вырубки леса, но и отдельные представители служб, на которые возложена обязанность следить за законностью заготовки и реализации леса. Система “Лес-ЕГАИС”, призванная обеспечить электронный контроль за каждым срубленным деревом и дать возможность отслеживать пути его продажи и экспорта не работает. Лесная отрасль сегодня является убыточной, а продажу леса стоит признать “абсолютно теневым сектором экономики”, следовательно в сложившихся обстоятельствах целесообразно ввести  на уровне постановления правительства полный запрет на вывоз леса за рубеж.

В самой же отрасли следует приступить к масштабным и тотальным проверкам всех без исключения договоров аренды лесов, их экономической составляющей. Кроме того, необходимо установить законность самого существования таких договоров, условия их заключения, а также дать оценку тому, за какую стоимость государственные ресурсы передаются в аренду тем или иным коммерческим структурам.

Месяц назад на встрече с сенаторами глава Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Иван Валентин заявил о необходимости остановить действующую систему закупки леса, способствующую браконьерским вырубкам, когда, фактически похищенный лес проходит через процедуру “скупки у населения”, а затем, оформленный с незначительной долей переработки, легализуется и экспортируется за рубеж. Матвиенко тогда упрекнула самого Валентика, который, по ее словам, за 8 лет работы в ведомстве не решил проблему, связанную с незаконной вырубкой лесов.

источник. https://www.vesti.ru/doc.html?id=3115589