Появился новый первоклассный литератор
Главная » Новости и статьи » Появился новый первоклассный литератор

24 апреля 2017 года в школе № 320 Приморского района Санкт-Петербурга состоялась презентация брошюры «Бессмертный полк». Учащиеся стали авторами статей в брошюре. Они рассказали о своих прадедушках и прабабушках — участниках Великой Отечественной войны. На странице 13 опубликован рассказ Филиппа Павловича Найденко  ученика 1 А класса о своём прадедушке — Корже Викторе Емельяновиче — герое подводнике.

 

 

МОЙ ПРАДЕДУШКА – ГЕРОЙ — ПОДВОДНИК

Мой прадедушка капитан 1 ранга Корж Виктор Емельянович (1912-1993 гг) начал Великую Отечественную Войну в возрасте 29 лет. В 1938 году он закончил Высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в Ленинграде и был назначен на подводную лодку на должность командира электромеханической боевой части. К началу войны благодаря отличной подготовке его назначили помощником флагманского механика в первую бригаду подводных лодок, базировавшуюся в Кронштадте. В состав бригады входили подводные лодки «С-7» и «С-13», командовали которыми капитаны 3 ранга Лисин Сергей Прокофьевич и Маринеско Александр Иванович. За победы и героизм во время войны они были награждены «Орденами Ленина» и медалями «Золотая Звезда». Мой прадедушка участвовал в трех боевых походах на разных подводных лодках. Во время этих походов были уничтожены 10 вражеских кораблей и судов. Походы были очень трудными и подводные лодки могли не один раз погибнуть из-за атак врага, непогоды и отказов техники. Однако этим лодкам всегда удавалось вернуться домой благодаря героизму подводников и моего прадедушки. До конца войны из 13 подводных типа «С» осталась в живых только «С-13». Во время войны прадедушка делал записи, на основе которых было издано две книги. В 1966 году — «Запас прочности» и «Подводные рейды» — в 2016 году. После войны он продолжал готовить специалистов для атомных подводных лодок. За годы службы он был награждён 9 орденами и множеством медалей. Разворот книги «Запас прочности» моего прадедушки Коржа Виктора Емельяновича провожает посетителей «Мемориального комплекса «Подводная лодка Д-2 «Народоволец» в Гавани Санкт-Петербурга. Я горжусь своим прадедушкой и буду стараться быть достойным продолжателем его дел и заслуг.

 

 

 

 

 

Филипп Найденко – ученик 1 а класса

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выдержка из книги «Подводные рейды»:

«…Право на борт! Стоп дизеля! Аппараты… Пли! Судорожное трехкратное вздрагивание корпуса свидетельствует, что торпеды вышли с пятисекундным интервалом.

Снизу мы видим, как яркое зарево вспыхнуло над рубочным люком. Мощный гидравлический удар грохнул по корпусу, за ним второй.

‒Срочное погружение!

Через минуту волны сомкнулись над подводным кораблем. В центральный пост спустились возбужденные Орел и Могилевский.

‒На этот раз нас почему-то обнаружили еще до потопления танкера, ‒ сказал Могилевский, ‒ мы видели ракеты, пущенные противником.

‒ Море огня! Нас осветил танкер прожектором,‒ добавил Орел.

Грохот продавливаемых переборок отчетливо прослушивается по правому борту, несмотря на расстояние.

‒Слева — катера! ‒ докладывает Бузулуков, высунувшись из рубки гидроакустики.

Мощные взрывы глубинных бомб по левому борту резко швыряют корабль.

‒ Боцман, ныряй на глубину семьдесят метров!

Новая серия глубинных бомб подбросила подводный минзаг (минный заградитель). Часть ламп освещения центрального поста погасла.

‒ Оба средний вперед!

Беспорядочные взрывы гремят вокруг нас. Идем прямо под тонущий танкер, где на поверхности моря бушует огонь. Мы были уже на глубине 65 метров, когда рядом загремели о каменистый грунт остатки танкера, чуть не придавившие нас.

Беспрерывно маневрируем.

Новые взрывы, как кувалдами, бьют по корпусу. Много взрывов далеких. Это продолжают сбрасывать глубинные бомбы с транспортов.

Неожиданно наступила тишина. Но через пять минут всё начинается сначала. Оторваться от катеров нам удалось только через полчаса.

Пройденный путь всегда кажется не таким уж тяжелым. И нам теперь кажется, что бомбардировка глубинными бомбами не была столь уж жестокой, раз мы уцелели и никого даже не ранило. Такова уж судьба подводников ‒ или все живы, или братская могила на более чем полсотни душ…»